Главная > Кино

Загнанный волк (Afraid to Die)

(материал с сайта http://cinemasia.ru)

Загнанный волк (Afraid to Die)
Karakkaze yarô
 
Япония, 1960
 
Продолжительность: 96 минут
Изображение: Цветное
Язык: Японский
Жанр: Драма
Режиссеры:
Ясудзо Масумура

Авторы сценария:
Рюдзо Кикусима

В ролях:
Юкио Мисима (Такео Асахина)

Краткое содержание:
Легендарный гангстерский триллер с «великим и ужасным» Юкио Мисимой в главной роли.

Молодой якудза Такэо (Юкио Мисима) играет в тюрьме в волейбол, когда узнает, что кто-то вызывает его на свидание. Не прерывая игры, он просит приятеля сходить на встречу за него. Тот уходит и, не успев понять в чем дело, получает пулю в лоб. Вскоре Такэо выходит на свободу и пытается разобраться, сколько ему остается жить. Ведь перед тем, как угодить за решетку, он умудрился ранить босса местной мафии (Эйдзи Фунакоси), и вместо того, чтобы добить врага, похитил его сына. Случайно встреченной девушке (Аяко Вакао), которую он насилует, предстоит сыграть фатальную роль в его дальнейшей судьбе...

Мастер кинематографического «нью-вэйва» Ясудзо Масумура («Слепое чудовище», «Гиганты и игрушки») смешивает в едином коктейле нежность с жестокостью, высоковольтный экшн с «черной» сатирой. И терпкость этой гремучей смеси не оставляет равнодушными даже противников насилия на экране.

Золотой фонд японского кинематографа.
 
Выдержки из дневников Юкио Мисимы:
Вот и сбылось мое давнее желание сняться в кино. Кто видел хоть один фильм в своей жизни, не может об этом не мечтать. Но сколько сотен фильмов я посмотрел с детства до сегодняшнего дня И сколько сотен или тысяч фильмов я видел за свою жизнь И теперь среди этих тысяч есть один, в котором снялся я. Чувствую себя человеком, который тысячу раз выступал в роли свахи, но лишь однажды сам стал участником свадебной церемонии.

В этом фильме я играю «правую руку» главы клана якудза. Якудза — роль, которую мне хотелось сыграть больше всего. Я вложил в нее все свои силы.
Надеюсь, этот фильм заставит вас улыбнуться над мечтой сыграть в кино. Съемки этого фильма перевернули мою жизнь вверх тормашками. До сих пор я был волен создавать миры из слов, как пожелаю, никто не диктовал мне условий. Теперь малейшее мое движение или жест подчинены командам.

Я должен совершать их согласно воле другого человека. Мое величайшее достижение на данный момент – я двигаюсь и думаю в точности так, как этого хочет конкретный человек – мой персонаж. Я никогда не служил в армии, мне всегда было интересно, каково это.

Теперь, полагаю, я получил представление об этой стороне жизни — благодаря рамкам, в которые я оказался втиснут на съемках. Ясудзо Масумура – суровый режиссер, он не дает поблажек и не идет на компромиссы. От этой суровости зависит качество фильма. Если режиссер говорит что-нибудь вроде: «Великолепно, Мисима-сан! Какой талант! Превосходно!» — то есть, если условия съемок приятны, дни проходят в вежливых комплиментах, результат будет хуже некуда.

Предлагать людям платить за то, чтобы это смотреть, значит заставлять их попусту тратить деньги. Нечестно уверять людей, что они должны раскошелиться лишь затем, чтобы увидеть на экране известного писателя. Фильм должен быть хорошим сам по себе.

Большинство людей считает, что актеры ведут легкомысленную, беззаботную жизнь. Большое заблуждение. Жизнь актера подчинена дисциплине больше, чем жизнь писателя. Жизнь актера скорее похожа на жизнь спортсмена. Как и вся съемочная группа, я дал обещание воздерживаться от алкоголя на время съемок.

В сценарий, который Рюдзо Кикусима написал для «Загнанного волка», я ушел с головой. Он не просто описывает поступки, он глубоко проникает в саму личность якудза. И все-таки каждое утро я приходил в изумление от нескончаемых репетиций, которые проводил Масумура. Каждый раз он заставлял нас проникать все глубже в образы героев, во внутренние конфликты сценария, которые я никогда бы не смог раскрыть для себя в одиночку. Не знаю, как ему это удавалось...Раньше я, признаться, никогда не обращал особого внимания на то, что такое игра для актера.

Но, поработав с Аяко Вакао, отдал должное этому потрясающему искусству. Масумура мог сказать: «Сыграй этот фрагмент за две секунды» — и она играла ровно две секунды. Однажды он сказал ей: «Сделай этот эпизод на трех стадиях развития; начни медленно и постепенно ускоряйся». Вакао уставилась на меня, застыла ? и сыграла это, как на музыкальном инструменте, безупречно выдержав темп».